Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Вежливый аншлюс

Часть 1

27 февраля вооруженные люди без опознавательных знаков захватили Верховную раду и кабмин Крыма. Под дулами автоматов прошла внеочередная сессия парламента Крыма, на которой правительство автономии было отправлено в отставку. Через несколько часов депутаты АРК избрали председателем совета министров Сергея Аксенова и назначили референдум «по вопросам усовершенствования статуса и полномочий» региона. 1 марта Совет Федерации РФ удовлетворил просьбу Владимира Путина о вводе войск на территорию Украины. Референдум о статусе Крыма был назначен на 16 марта.

Наш спецкор Татьяна Ткаченко представляет серию репортажей из Украины. Фото Стаса Юрченко.

crimea

После возвращения из Крыма, мне и моим близким задавали один главный вопрос – зачем? Зачем она туда поперлась, зачем с Кипра лететь на Украину и, тем более, в Крым? А действительно. Как было бы хорошо гулять с собачкой вдоль моря, снимать нежные цветки миндаля и писать о черепашках. Как замечательно было бы сидеть с подружками и обсуждать новости Украины, подготовленные специально обученными людьми из перечня российских общеобязательных каналов. Ведь на Кипре так хорошо думается об Украине. И главное, – все понятно. Кстати, люди, которые задавали вопрос «зачем», уже знали на него ответ – деньги. Ведь только жажда наживы может двигать поступками людей, что же еще. А на Кипре кризис.

Но ветер истории дует только один раз.

Мой первый редактор любил повторять, что не бывает провинциальных газет, бывают провинциальные журналисты. И поэтому мои коллеги регулярно командировались в горячие точки, на Олимпиады, летали в Африку, в туристические страны и освещали все значимые события из жизни страны и мира. Тогда интернет только начинался, а любопытство и желание лично увидеть событие очень мотивировало.

Как вы думаете, могла ли я – опытный журналист, россиянка с украинской фамилией и корнями, постоянно проживающая в стране ЕС во время мирового события номер один 16 марта 2014 года гулять с собачкой у моря?

crimeaС острова на полуостров

11.03. Самолет, следующий по маршруту Ларнака-Киев, был полон. Сразу удивило, сколько людей с детьми и крупногабаритными вещами хотят лететь в «мятежный» Киев. Соседи с заднего ряда, как и я, летели через Киев в Симферополь. Накануне вылета узнала в новостях, что именно сегодня аэропорт Симферополя захвачен неизвестными людьми. Взволновало, что захвачен диспетчерский пункт, а я и без захватов боюсь летать. Но компаньоны с Кипра придали смелости.

Уже в Борисполе моим попутчикам позвонили родственники и сказали, что самолеты из Киева в Крым не принимают, что был шторм и возникли проблемы. Сотрудница аэропорта развеяла все сомнения информацией, что в Симферополе был не шторм, а штурм. Все московские рейсы благополучно садятся в Крыму, а киевские не принимают. Стало понятно, что в Крым мы сегодня не попадаем. И завтра, вероятнее всего, тоже.

Хорошо, что в Киеве есть друзья, которые накормили, напоили, спать уложили, утром до вокзала проводили. Было решено ехать в Крым поездом.

12.03. Проводник скорого поезда Киев-Севастополь заходит в купе и крестиками в блокноте отмечает гражданство. У нас получилось два украинских крестика и один российский. Спрашиваем проводника, будут ли проверки в пути следования, сказал, что в Мелитополе в 6 утра разбудят для контроля. Мы с попутчиками начали тут же бурно обсуждать, что в своей стране (я возмущалась за компанию) мы не можем спокойно передвигаться. Компания у нас собралась хорошая: девушка Ирина из Севастополя, мужчина-преподаватель предпенсионного возраста из Симферополя и я, сами знаете откуда. crimea

За чаем с киевскими пирожками мы обсуждали настоящее и будущее Крыма. Наше купе, по сравнению с соседним, было крайне выдержанным и политкорректным. Мужчина, назовем его Михаил, говорил, что, если Крым проголосует за присоединение к РФ, то в его жизни ничего не изменится, а может, станет лучше. Поэтому он голосует скорее «за», чем «против». Я робко пыталась описать историю и быт оккупированного северного Кипра, не признанного мировым сообществом, кроме Турции, но Михаил уверял, что в Крыму все будет по-другому. Ирина, убеждала Михаила, что Крыму нужно оставаться в составе Украины и все, что происходит сейчас ужасно и незаконно. В итоге, в присутствии международных наблюдателей мини-референдум о судьбе Крыма в нашем купе закончился с результатом 50 на 50.

В Мелитополе обошлось без проверок. Зато в Джанкое случилось первое знакомство с «дружинниками» и силами «самообороны Крыма». Пацаны в спортивных трениках и курточках, со следами родительского пьянства на лицах, сосредоточенно бегали вдоль поезда. Главный пацан матерился на коллег, решая оргвопросы. В вагон никто из них не заходил, выходящих не обыскивали, точнее, я не видела, чтобы кого-то обыскивали. Мой сосед смущенно пояснил, что «вот эти» и есть наши крымские защитники. Сотрудники украинской милиции стояли на перроне группками и молча наблюдали за происходящим. На станции поезд задержали на 15 минут. crimeaВслед за севастопольским, шел поезд из Львова, и дружинники готовились к более тщательному досмотру.

Симферополь

Пред самым Симферополем на площадке для транспорта заметила две инкассаторских машины Сбербанка с вооруженной охраной. Затем перед глазами проплыл выход в город, плотно перекрытый крепкими «дружинниками». Видела контролеров со служебными собаками. У входящих в город «дружинники» проверяли документы, сумки, интересовались целью визита и регистрацией. Меня встречала подруга Катя, и нам каким-то чудом удалось просочиться сквозь кордон без досмотра. Пожилой мужчина махнул рукой и позволил пройти в город.

Первое впечатление от Симферополя – тихий, солнечный город. Последний раз я была на этом вокзале 25 лет назад. Сравнивать впечатления бесполезно, потому что кроме здания жд вокзала узнать ничего не смогла. В полупустом автобусе люди негромко переговаривались между собой. Все-таки в новостях столица Крыма выглядит иначе.

Вселяюсь в односпальный мезонет с садиком. По словам хозяина, все свободное жилье в центре сдано журналистам, так что его вариант – лучший, всего 180 гривен в сутки. Эту сумму решено было разделить с коллегой из Чехии, которая ночью прилетела московским рейсом. Хозяин попросил паспорт, переписать данные. Увидев, что я русская выдал: «Как хорошо, что русские к нам пришли, а то эти «бандеровцы» нас на вилы поднимут». crimeaМысль хозяина я поняла, но бытовые вопросы в тот момент меня волновали больше.

Пошли с подругой в центр говорить с людьми. На улицах повсюду развешана предвыборная агитация за Россию. Украинских флагов не видно. Говорят, что еще в феврале вся украинская атрибутика исчезла из крымских магазинов. По дороге видела лишь девушку с украинской ленточкой, привязанной к сумке да водителя, у которого на машине наклеено три флажка – крымский, украинский и российский.

По дороге к площади Ленина попадаем на проукраинский митинг. Представительницы движения «Женщины Крыма за МИР» и местная молодежь собрались возле памятника Шевченко. Девушки в национальных костюмах с заклеенными ртами держали перед собой чистые листы. Так они протестовали против цензуры и ограничений свободы слова. Участники акции требовали освободить похищенных журналистов и активистов, отменить запрет на украинские каналы. Но главное требование протестующих – немедленно вывести иностранные войска с территории Украины.

70-летняя бабушка-татарка говорит, что ей некуда бежать из Крыма.

- Если после референдума, а в его результате я не сомневаюсь, начнутся гонения на крымских татар, как мне дальше жить? Я не в том возрасте, чтобы начинать жизнь в другом месте.

На митинге присутствовали не только крымские татары, но русские и украинцы.

- Сегодня нас немного, потому что рабочий день, но завтра по всему Крыму выйдут люди в поддержку Украины, — рассказала пенсионерка, бывшая сотрудница казначейства. – Нам говорят, что мы за деньги стоим, но разве можно тихо сидеть дома и смотреть как, так называемые, наши «освободители» издеваются над украинскими военными и похищают людей? Нежели никто не понимает, что нельзя силой таскать людей туда-сюда, из одной страны в другую? Это ж не мешки с мукой. Сейчас мне стыдно, что я русская, и я не хочу в такую Россию.

crimea

На акции женщины сдавали деньги на помощь военным в заблокированных воинских частях. Две активистки рассказали, что уже куплено на собранные деньги и что нужно еще. Спросила, не страшно ли им сейчас. Ответили, что страшно и совершенно непонятно, что будет после референдума. Этот митинг прошел без эксцессов. Зато на акции в Ялте в этот же день пожилую женщину ударили и отобрали украинский флаг.

Идем к площади и памятнику Ленина. Возле памятника два «дружинника» охраняют подход. Подруга рассказала, как местные жители охраняли Ленина с иконами. На постаменте плакат, призывающий не трогать вождя революции. Проход к зданию кабинета министров перекрывают люди из «самообороны». Дальше пошли к Верховной Раде. На входе стоят «казаки» и «самооборона», а на балкон вышел снайпер с винтовкой покурить. За стенами Верховной Рады новое правительство республики готовится к референдуму. Перед Радой организован пункт питания. Спросила у женщин за стойкой, все ли могут выпить чай с бутербродами: «Да, все, но чаю сейчас нет». В скверике неразговорчивые «казаки» принимали пищу и угрюмо смотрели в нашу сторону. Решили «казаков» не смущать.

crimea

По Крыму прошел слух, что в «ПриватБанке» закончились наличные деньги и народ потянулся к банкоматам, перед которыми выстроились очереди. Невольно вспомнился Кипр и годовщина банковского кризиса. Оператор в банке сказал, что никаких дополнительных ограничений не введено (снимать можно 1000 гривен в день), и люди просто паникуют. Возле банкоматов других банков никто не паниковал и деньги не снимал.

В супермаркете «Сельпо» очереди обычные. Перед кассой я разговорилась с молодой женщиной. Анна рассказала, что ажиотажа в магазинах нет, люди скупаются как обычно. И вообще в городе спокойно, если не читать новостей. Конечно, она видела военных и людей из «самообороны Крыма», но лично её жизнь от их присутствия не изменилась. Анна ждет референдума, чтобы проголосовать за воссоединение с Россией, потому что так для Крыма будет лучше.

На улице невольно подслушала разговор мамы с шестилетней дочкой.

- Мама, а когда мы уйдем в Россию, то Украина обидится?

- Давай не будем разговаривать об этом.

- А мне Даша в садике сказала, что если Украина обидится, то нас будут стрелять и бомбить…

crimea

В центре на каждом шагу встречаются журналисты с камерами. Кстати, 13 марта последний срок подачи документов для аккредитации СМИ на крымский референдум, без нее на участки пускать не будут. Узнала, что некоторые коллеги бойкотируют аккредитацию, а нескольким изданиям в пресс-центре Верховной Рады уже отказали. После ознакомлением с перечнем необходимых для аккредитации документов, сложилось впечатление, что нужно подготовить донос на себя и свое СМИ. Посовещавшись с редакцией, решили донос не составлять.

Скажу, что ситуация с откровенным прессингом журналистов в Крыму мне была не совсем ясна. Больше половины крымчан открыто поддерживают присоединение к России, а «зеленых человечков» не сфотографировал только ленивый, поэтому бояться, что журналисты увидят и снимут что-то «не то», было странно. Почему у новой власти Крыма столько волнений, мне стало понятно потом.

Вечером я лично убедилась, что в Крыму вещают только российские каналы, по которым идет активная предвыборная агитация. За неделю до референдума крымская власть заменила все украинское вещание. Местный канал АРТ единственный, кто вещал в это время на татарском, украинском и русском языках. В то время как по российским каналам крутили сериалы и ток-шоу, татарское телевидение показывало сюжет о стрельбе возле военкомата в crimeaСимферополе с захватом в заложники французского журналиста.

Отдельно впечатлила политическая телереклама. Под первые аккорды российского гимна диктор бравурным голосом сообщает насколько повысятся пенсии, как станет хорошо в здравоохранении и ЖКХ. Гармоничное сочетание гимна, голоса и нулей в пенсии действовало гипнотически даже на меня. После просмотра хотелось бросать все дела и бежать голосовать. Кстати, и ночное лазерное шоу со словами «Победа» и «Россия — наш дом», и мотошоу под руководством «Хирурга» из «Ночных волков», и концерты в Симферополе реально завораживали крымчан. Я видела. Знакомый так и сказал, что «убогие украинские акции, по сравнению с российской мощью и натиском, не идут ни в какое сравнение». Пришлось сказать знакомому, что в его возрасте пора отличать искренность от оплачиваемой работы с использованием спецэффектов.

crimea

На следующий день как раз была акция, организованная крымскими татарами. Вдоль трассы Симферополь-Севастополь возле Западной автостанции в цепочку выстроилось около 700 человек. Скандировали: «Крым – Украина», «Нет незаконному референдуму», «Украина едина». Мужчины с края цепочки сказали, что услышали шум и вышли на трассу, они не знали о таком митинге. Если бы знали, то ребят с работы позвали.

Женщина из Бахчисарая рассказывала на камеру лощеным журналистам из сербского «РТS», что она не может допустить мысли о том, что через два дня Крым станет российским: «Этого просто не может быть, я не могу думать, что будет после 16 марта». Журналист откровенно кривился и пытался вытащить из татарки цитату получше.

Крымские татары накануне решили игнорировать референдум.

- Вы уверены, что это правильное решение? — спросила я у активиста Ясула. — А что, если за вас проголосуют другие? У меня есть информация, что на пароме из Тамани в Керчь прибывают автобусы с людьми. Туристический сезон еще не открыт. — Пусть попробуют за нас проголосовать. Мы обязательно придем на участок и проверим.

crimeaМимо проукраинского митинга по трассе проезжали машины с пророссийского автомитинга. Мы с коллегами опасались столкновений, но все обошлось. Стороны молча обменялись выразительными жестами пальцев, выражающими «победу», «одобрение» и «полное неуважение», а затем разъехались в разные стороны…

Севастополь

С утра малой журналистской группой из трех человек направились в Севастополь. Накануне долго договаривались на интервью с женой военнослужащего из заблокированной украинской воинской части. В планах – поговорить с людьми в городе, съездить к воинским частям Севастополя, к штабам ЧФ РФ и ВМС Украины, посмотреть обстановку и настроения. Еще очень хотелось съездить в город Балаклава, где, по рассказам очевидцев, в городской столовой сохранились алюминиевые ложки и стаканы с солью для томатного сока. Наши информаторы сообщили, что в Севастополе начались проблемы с бензином, поэтому надо быть готовыми ездить на общественном транспорте и ходить пешком.

Попутку на Севастополь поймать не смогли. Нас убеждали, что это просто, но 15 марта заработать никто не хотел. Поехали рейсовым автобусом. Пассажиров – человек десять. Красивые пейзажи, напоминающие Кипр, зеленеющая трава, цветущие деревья. Неожиданно лирический настрой испортил звук сопровождения инкассаторского броневика. crimeaА навстречу двигались военные грузовики с людьми. Природная лирика никак не могла задавить в душе чувство необъяснимой тревоги. Перед Севастополем нас тормознули у импровизированного КПП сил «самообороны». В автобус зашел мужчина в камуфляже для проверки документов. Издалека помахала российским паспортом, сосед — украинским, проверяющий к нам даже не подошел.

После КПП стало спокойней, и настроение улучшилось. В Севастополе вышли из автобуса около памятника Кошкину. Созвонились с Дмитрием, нашим сопровождающим с машиной и знанием города. Встретились, познакомились и поехали на квартиру к местному жителю. Там попили чай и наметили план передвижений по городу.

Хозяином квартиры оказался севастопольский активист Евгений Мельничук. В ходе разговора выяснилось, что Евгений – отец четверых детей, активист Евромайдана, работавший в Киеве в пресс-центре. crimeaВ начале марта он вернулся в Севастополь и занялся активной помощью украинским военнослужащим. В Фейсбуке Евгений организовал группу «Мирный Крым» и возглавил гуманитарное направление, помогающее заблокированным украинским военнослужащим. На пожертвования украинцев он закупал и укомплектовывал стрим-комплекты для ведения видеотрансляций в интернете, а также консультировал военных по их использованию. Кроме стрим-комплектов он развозил по частям «мыльно-рыльные» принадлежности и сладкое – конфеты, сгущенку, шоколад. Рассказывал, как приходилось перекидывать через забор посылки или пробираться через дыры в заборах. Евгений – настоящий патриот Украины, убежден, что оружие XXI века — это не пушки и танки, а видеокамера с прямым выходом в интернет. Тогда всем преступникам вершить беззакония придется на виду у всего мира.

После блиц-интервью все вместе поехали в сторону рынка. Заскочили в Макдональдс и поехали на рынок. Продавец продуктовой палатки пожаловался, что торговля сейчас неважная. Людей на рынке действительно не густо. Такое ощущение, что оказался в 90-х – уж больно колоритные товарищи торговали у самого входа. Захотелось поскорей уйти.

Рядом с рынком – заблокированный штаб ВМС Украины. Подходим ближе и первым делом видим снайперов на крыше прямо под надписью украинских военных «Русские на сдаются» и «Присяге верны». Скажу, что очень неуютно чувствовать на себе взгляд через оптический прицел, но это вначале неприятно, потом привыкаешь и успокаиваешься. Возле входа в штаб на первой линии стоят «вежливые люди», они же «зеленые человечки», они же юные солдаты российской армии с оружием и без опознавательных знаков.

На второй линии в двух шагах от «зеленых человечков» – представители «самообороны Севастополя». Рядом стоят родственники украинских военнослужащих, которые принесли передачи для заблокированных военных – одежду, подушки, провиант. crimea«Самооборонщики» сказали, что сейчас у военных пересменка, поэтому вежливо попросили нас отойти подальше. Поговорили с родственниками военных. У русской женщины, не назвавшей своего имени, в штабе по контракту служит сын. Мать рассказала, что у военных приказ, и оставлять штаб он не имеет права. Тем не менее, многие из штаба ждут 16 марта, чтобы уже все это закончилось. Спрашиваю, страшно ли тут стоять – отвечает, что нисколько не страшно, что все спокойно и эта неопределенность уже всем надоела.

Разговорчивый мужчина у ворот, рассказал, что сам из Севастополя, военный пенсионер. Записался в «самооборону», потому что опасается «бандеровцев» и «экстремистов», которые могут приехать из Киева и захватить штаб ВМС.

- Вон, посмотрите на плакаты – вот этим Крым отдавать? — кивает на пропагандистский плакат с человеком с дуршлагом на голове. — У нас все спокойно, все тихо. А с украинскими военными мы дружим, они у нас чай и сигареты стреляют. Это майдановцы вместе с иностранными журналистами провоцируют. Пришла недавно бабушка с внуком к штабу, а за ней десять камер, плюхнулась на колени и давай причитать, а «эти» и рады снимать. Цирк сплошной. Да, у штаба российские солдаты стоят, но вы же видите какие они спокойные и вежливые?

Встречу родственников с заблокированными украинскими военными под прицелом вежливых снайперов мы дожидаться не стали. Хотелось поскорее уйти. Ведь когда тебе все вокруг, как мантру, повторяют, что все спокойно, ты, конечно, на время успокаиваешься, а потом понимаешь, что ничего спокойного и нормального в этой ситуации нет. Что все это спокойствие – обманчиво, и даже физически неприятно. Хотя все люди, с которыми мы поговорили возле штаба, были искренни и откровенны.

На волне умиротворяющего спокойствия и дружбы народов возле штаба ВМС Украины, мы направились к штабу Черноморского флота РФ. crimeaДва военных грузовика у входа и никакой «самообороны», лишь вооруженная охрана во дворе. Стало ясно, что штаб ЧФ РФ не боится никаких «бандеровцев» и «экстремистов», поэтому ему не нужны никакие защитники. Даже не с кем поговорить — все люди за забором, ни одной живой души у ворот. Прогулялись к морю, посмотрели вокруг, дополнительно успокоились и вернулись к машине.

Интервью с женой военного, которого заблокировали в части и по поводу которого вели переговоры два дня – не состоялось. Собрались было ехать в воинскую часть в Бельбеке, но передумали – гарантий по встречам никаких, а дорога неблизкая. Коллеги отправились обратно в Симферополь, а я решила остаться в Севастополе. Договорилась с местным жителем пойти завтра на участок и попробовать посмотреть на голосование в городе, в котором чуть ли не сто процентов жителей готовы к присоединению к России. Второй товарищ заманил поездкой в квартал а-ля 80-е, где в каждом окне вывешен российский флаг. Я не смогла отказаться.

Мои новые друзья Евгений и Дмитрий предложили остаться у них: в квартире есть лишний компьютер, интернет и можно спокойно поработать. Затем заехали на дачу к родителям активиста Евгения. Хорошо поговорила с севастопольцами, которые работают на российском заводе. Руководство предприятия уже предупредило, чтобы готовились увольнению из-за активной деятельности сына. Родители сказали, что совершенно не представляют, что будет после референдума и очень переживают.

Переживали они не зря. Буквально через три часа, после этой встречи, в квартиру их сына вломились вооруженные люди, избили, ограбили и вынудили уехать из Крыма. Скорее всего, навсегда.

История нашего задержания – маленькая точечка в череде крымских беззаконий (подробней в следующей части). Накануне референдума в Крыму пропадали активисты, журналисты, священники, военные, служащие. Все, кто стал неудобным новой крымской власти, от кого нужно было получить информацию или лояльность, кто стал случайным свидетелем или просто попал под горячую руку «освободителей» Крыма, многое расскажут о «мирном» характере крымского о референдума. Но станут ли их слушать те, кого в первую очередь интересует вопрос «зачем» и «сколько»? Ведь главное, что Крым – ТЕПЕРЬНАШ, а на войне, как на войне.

12.04.2014

2 коммент. к Вежливый аншлюс

  1. Ксения Ответить

    15.04.2014 - 09:19

    Спасибо Татьяна за всё, что ты для нас сделала, за то что поехала туда сама, без поддержки и за то, что смогла остаться живой и здоровой, спасибо, что пишешь и доносишь увиденное до людей. Спасибо за твою храбрость и искренность! Каждому Украинцу сейчас это невероятно важно! :*

  2. Дмитрий Ответить

    06.11.2014 - 14:49

    Добрый день!
    А будет ли продолжение этой истории?
    Лучше или хуже стало в Крыму.

    PS для Ксении, в тот момент, когда я пишу эти строки, от Украины ушел Донбасс, тоже не хотел украинского беспредела.

    Дмитрий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *